Книга: Священные войны мира FOSS

GNOME Shell: оценка юзерофильности

закрыть рекламу

GNOME Shell: оценка юзерофильности

Октябрь 12, 2009

Едва в предшествующей заметке, «GNOME: сдержанная апология», я успел пропеть хвалебную драпу GNOME... впрочем, нет, скорее, флокк... Как разработчики этой среды вспомнили, видимо, что любая хвалебная песнь требует адекватного отдарка в виде золотых обручьев, драгоценного оружия, а то и цельного драккара (см. «Исландские саги» в любом издании). И решили не давать ни малейшего повода себя хвалить, выпустивши GNOME 3 с его GNOME Shell'ом. О котором далее и пойдёт речь. Правда, ещё о пре-релизной версии, в которой GNOME Shell' ещё не развернулся во всей красе. И которая вызывала надежду на исправление очевидных огрехов – увы, не оправдавшуюся.

Как известно, главным вопросом нашей социалистической сексологии был вопрос о любви Партии и Правительства к Советскому народу. В наши дни более актуальным стал другой вопрос: о любви разработчиков и их продукции к конечному пользователю.

В вечной и неизменной любви к нему клянутся Linux-дистрибутивы, графические среды, прикладные программы. Не будет тут исключением и GNOME Shell, который, кроме любви до гроба, обещает заодно и и революционизировать наш секс быт. В связи с чем возникает один из извечных вопросов русской интеллигенции:

Марья Петровна, кто кого... эээ... любит, я Вас или Вы меня?

Для начала – о революционности. Она заключается в наличии двух принципиально разных режимов:

   • оверлейного, из которого можно только запускать приложения или открывать файлы, и

   • «рабочего», в котором можно работать с файлами уже открытыми.

Это действительно совсем разные режимы: в оверлейном ничего нельзя делать практически, кроме как открывать и закрывать, в «рабочем» – можно почти только работать. Запускать программы и открывать файлы (вне запущенных приложений) тоже можно – но фактически только через командную строку минитерминала. Меня лично это не напрягает – но объекту любви, пресловутому сферическому юзеру в вакууме, может и не понравится.

Удобно ли само по себе наличие двух режимов? В общем случае, видимо, вопрос привычки. Меня поначалу напрягала дистанция мышепробега, необходимого для переключения между режимами и затем – между рабочими местами. Пока я не обнаружил соответствующих клавиатурных переключателей. После этого жизнь стала несколько легче, несколько веселей.

В принципе, на большом экране большой разницы между традиционным интерфейсом GNOME и двухрежимным интерфейсом GNOME Shell я не заметил. А вот на маленьких дисплеях нетбуков второй, за счёт отказа от перманентно присутствующих панелей может быть удобнее: в этом случае каждое приложение можно запускать на собственном рабочем месте в полноэкранном отображении.

Впрочем, нетбука у меня в тот момент не имелось, так что это было чисто теоретическое рассуждение. Не прошедшее испытания временем.

А вот что мне очень не понравилось – так это сочетание фона и текста в сайдбаре при оверлейном режиме. Шрифт, во-первых, очень маленький для моих глаз. Во-вторых, по моему глубокому убеждению, выворотка (то есть светлый текст на тёмном фоне) вообще приемлем только при использовании полужирного шрифтоначертания. Так что разглядеть что-либо на сайдбаре можно только с большим трудом.

Это было бы полбеды, если бы имелись хоть какие-нибудь средства настройки внешнего вида в оверлейном режиме. Однако таковых я не обнаружил – ни методом научного тыка, ни в документации (кстати, достаточно скудной).

Вообще-то, доступ к настройкам можно получить из «рабочего» режима шелла – через меню, вызываемое щелчком на имени пользователя верхней панели.

Однако таким образом вызывается обычный Центр управления GNOME, позволяющий настроить вид окон и приложений, но не оказывающий ни малейшего влияния на сайдбар оверлейного режима:

Правда, через то же меню сайдбар можно вывести и в «рабочем» режиме в виде почти обычного окна. Однако по сравнению с сайдбаром оверлейного режима он, во-первых, урезанный, во-вторых, урезает «полноэкранность» рабочих мест, а в-третьих, точно также не может быть настроен. Хотя по умолчанию воспринимается несколько лучше:

Хочется верить, что невозможность настроек оверлейного режима – явление временное, и будет ликвидирована к моменту обретения GNOME Shell'ом статуса релиза. А пока он находится в состоянии активной разработки, и при каждом плановом обновлении системы в нём что-нибудь, да меняется.

В заключение коснусь двух моментов, вызывающих обоснованные опасения. Первый касается быстродействия. Так вот, тут бояться нечего – даже на моей хилой (с точки зрения 3D) видеоподсистеме (интегрированный Intel) ни малейшего торможения при переключении режимов и рабочих мест, сопровождающемся эффектом «разворачивания» (не знаю, как это назвать более наукообразно – но тот, кто видел, поймёт) не наблюдается. Нет его, торможения, и нигде вообще.

А вот второй момент – о революционности нового интерфейса, о которой столь много говорят разработчики. Хвала Аллаху, они сильно преувеличивают – ничего ультраааа-революционного в нем я не углядел, все действия выполняются достаточно просто и привычно. За что им отдельное спасибо.

В общем, подведу итог: даже в современном своём виде GNOME Shell пригодится линуксоиду не только для того, чтобы погубить красивую вендузяднецу, но и для выполнения самой простой и обычной работы. Так что пользователя новый интерфейс любит в меру...

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 1.688. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз