Книга: Священные войны мира FOSS

Ubuntu vs Fedora

Апрель, 2012

Эта серия заметок в наименьшей степени претендует на соответствие завету Тацита, поскольку была написана на злобу дня – и злоба эта продолжается по сей день. Или, напротив, день этой злобы ещё не кончился. Однако однако эмоции несколько отгорели, и итоговая статья, написанная уже непосредственно для этой книжки, надеюсь, будет более сдержанной (см. Большое Сравнение: Fedora, openSUSE, Ubuntu).

Вступление

Разговоры на тему, вынесенную в заголовок серии, активно ведутся уже не первый день. Вопрос, кто больше сделал для Linux'а, обсуждается не менее яро, чем два студиозуса в своё время спорили,

Кто доблестней, Кох или Вагнер? Пускай без бряцания шпор.

До недавнего времени мне не хотелось влезать в эту тему, и я ограничивался участием в вялотекущих перепалках на Юниксфоруме и в Джуйке. Однако в конце концов нервы мои не выдержали – и в результате вниманию читателей предлагается данное сочинение.

Завязкой сюжета послужила информация об отчёте Linux Foundation, посвящённая вопросу вклада в ядро Linux, сделанному различными фирмами, организациями и лицами в 2011 году. На русском языке она прозвучала, например, на OpenNet'е. Одновременно её интерпретацию озвучил Пётр Леменков в заметке «Кто разрабатывал ядро Linux в 2011 году?»

Пересказывать содержание отчёта и тем более его возможных (и/или сделанных) интерпретаций не буду. Чисто фактографически же это выглядит так: наибольший вклад в разработку ядра Linux (далее – LK), если не считать собирательного образа в лице Большого Бухарца Сообщества, внесли сотрудники Red Hat (которые по совместительству являются и основными разработчиками дистрибутива Fedora). Это – по количеству внесённых (и принятых) патчей. По числу же патчеодобрятелей Red Hat оставил позади даже всё сообщество, вместе взятое.

Отдельной строкой был отмечен вклад компании Microsoft, занявшей 17-е место по числу патчей. Правда, все они касаются только поддержки Linux как гостевой ОС в их собственной системе виртуализации Hyper-V. Да и объём кода невелик. Однако он разбивается на много патчей, что позволило компании войти в двадцатку сильнейших.

В сети же по следам этого отчёта «отдельно, с большим наслажденьем» комментировался вклад фирмы Canonical в развитие LK. Точнее, видимая незначительность этого вклада: в отличие от Microsoft, Canonical по числу не сподобилась причислению к «великолепной двадцатке». Дело дошло до обвинений в том, что в Ubuntu вообще не сочиняют код, а только передвигают кнопки справа налево и перекрашивают обои. Впрочем, такие мелкие «дружеские» подначки в адрес Ubuntu и Canonical последнее время стали любимым развлечением пользователей некоторых более иных дистрибутивов.

Разумеется, «ответ Чемберлену» ждать себя не замедлил. Марк Шаттлворт выступил с объяснениями, почему основанная им компания не участвует в разработке ядра. И ответ его можно свести к двум «апрельским» тезисам:

   1. для Canonical приоритетным является развитие Ubuntu как цельной системы, направленной на благо пользователя, кем бы он ни был (домохозяйкой или админом огромной сети);

   2. развитием LK и без неё занимается много сильных компаний и команд, так что Canonical вмешивается в это дело лишь постольку, поскольку оно требуется для развития собственного бузинеса.

И итоговый отчёт, и ответ Марка вызвали бурную полемику как Рунете, так и в мировом масштабе. За некоторыми обсуждениями я следил и даже по мере сил в них участвовал (пока не надоело). Они и составили этнографическое основание для настоящих заметок.

Важно заметить, что все эти обсуждения протекают на фоне других разговоров, касающихся новшеств, продвигаемых в дистрибутиве Fedora, что косвенно затрагивает также и Red Hat (то есть RHEL). И если острота дискуссий по поводу GNOME 3 или pulseaudio отошла в прошлое, то страсти вокруг systemd прямо так и кипят. Усугубляясь смежными темами, как то: слиянием проектов systend и udev, введением новой системы записи log'ов или предложением переноса в сферу компетенции systemd части функций интегрированных сред (KDE, GNOME, XFce).

Однако, помимо этого сиюминутного фона, есть и более широкая историческая ретроспектива сегодняшних дискуссий. И это – историческая составляющая моих заметок. Так что с истории я и начну.

Но сначала оговорю свою личную позицию. Ни к Fedora, ни к Ubuntu я не питаю ни гнева, ни пристрастия. На протяжении нескольких лет я был пользователем и того, и другого дистрибутива – то есть, если во временной последовательности, сначала другого, потом того. В настоящее же время (на момент сочинения заметок) не применяю ни один из них. Так что ни малейшей личной заинтересованности в них не испытываю, и потому попытаюсь вести обсуждение более или менее объективно – насколько это возможно при обсуждении дистрибутивов.

Ретроспектива

Не буду углубляться в седую древность и описывать события зари дистростроения – это делалось неоднократно, в том числе и вашим покорным слугой (а скоро станет темой отдельной книжки). Напомню лишь основные вехи первого десятилетия его истории.

Как известно, дистрибутив Red Hat не был первым дистрибутивом Linux. А одноимённая компания не была первой на поприще бизнеса FOSS related – похоже, что здесь первенство за S.u.S.E., двадцатилетие развития которой мы скоро будем праздновать. Не исключено, что были и другие фирмы, пытавшиеся заработать на распространении и поддержке дистрибутивов Linux и свободного софта вообще – но до наших дней они не дожили, и память о них затёрлась.

Но фирма Red Hat безусловно была

   • первой FOSS-компанией на Американском континенте (повторяю, за исключением вымерших гипотетических участников), и

   • первой успешной компанией, подвизавшейся на ниве свободного софта.

И, к слову сказать, пока она оказывается и последней: ни одной компании, основывающей свой бизнес на распространении и поддержке свободного софтае повторить успех Red Hat до сих пор не удалось. Даже упомянутой выше S.u.S.E., имевшей, казалось бы, фору почти в два года.

Почему? Рискну предположить, что одной из причин было как раз американское происхождение компании. И, как следствие, потенциальная возможность выхода на существенно более широкий рыночный простор, чем могла открыть перед S.u.S.E. Германия или даже вся Европа.

Правда, чтобы эта потенциальная возможность превратилась в возможность, так сказать, кинетическую, требовались предпосылки и технологические, и организационные. И они были реализованы. Первые – в виде дружественных к пользователю того времени систем инсталляции и управления пакетами, вторые – в виде налаженной службы технической поддержки пользователей.

Напомню, что основными пользователями Linux'а в то время были (если не считать его собственных разработчиков) администраторы корпоративных информационных систем, и в технической поддержке нуждались они же. Поэтому ориентация на корпоративный сектор надолго определила генеральную линию развития дистрибутива Red Hat, прерванную, как мы со временем увидим, лишь коротким зигзагом.

Так или иначе, но последние годы прошлого тысячелетия Red Hat стал самым распространённым дистрибутивом в мире, и не только в корпоративной сфере: само имя его прочно ассоциировалось среди немногочисленных ещё тогда «простых» пользователей прочно ассоциировалось с именем ОС Linux, хотя особым дружелюбием к пользователю он, по нынешним меркам, и не блистал. Да и внимания им при разработке дистрибутива уделялось постольку, поскольку...

Первенство Red Hat не поколебало ни возникновение столь же корпоративного Caldera Linux, ни создание первого «юзерофильного» дистрибутива – Mandrake (и продолжателей тенденции – StormLinux и Corel Linux), ни поднявшаяся в начале нулевых годов волна интереса к дистрибутивам Source Based (Rock Linux, Gentoo, первоначально CRUX и Archlinux), ни появившиеся тогда же системы быстрого равёртывания, ориентированные, как и Mandriva, на конечного пользователя (Vector Linux, Mepis). S.u.S.E., она же SUSE и Suse, уверенно удерживала второе место в тройке корпоративных участников, но с очень большим отрывом.

Что же до Slackware и Debian, ещё двоих ветеранов дистростроения, то они существовали как бы в параллельном пространстве. Стойко удерживая круг своих приверженцев, не осуществляли никакой экспансии, хотя разработчики Debian время от времени и декларировали имперские амбиции в плане распространения своей инфраструктуры на отличные от Linux ядра.

В результате в Red Hat, видимо, почувствовали себя королями корпоративной горы и окончательно сосредоточили свои усилия в этой области, полностью свернув десктопную линию. Причиной чему, видимо, была откровенная неудача первых юзерофильных дистрибутивов: из неё на плаву остался лишь Mandrake, преобразованный в Mandriva, да и та была скорее уделом хоть и десктопных, но всё-таки энтузиастов. Прочие же либо сгинули в безвестности, либо так и не получили сколько-нибудь широкого распространения.

В Red Hat же десктопное направление было выделено в отдельное производство – в развиваемый сообществом, при поддержке фирмы, дистрибутив Fedora. Каковой первоначально рассматривался в основном как испытательный стенд для апробации всяких новшеств, которые потом включались (или не включались) в коммерческую линию дистрибутивов RHEL.

Это с одной стороны. С другой же, Fedora выступала в роли Red Hat для бедных – пользователей-индивидуалов, не желающих оплачивать техническую поддержку RHEL или в ней не нуждающихся. Но желающих, тем не менее, приобщиться к величию «редхатианской мысли».

С ролью RHEL'овского полигона Fedora справлялась вполне успешно – и неудивительно, ведь многие её основные разработчики по совместительству были и сотрудниками Red Hat. И они имели здесь возможность порезвиться, не будучи скованными узами «партийной дисциплины». Именно отсюда и берёт начало традиция, развивающаяся по сей день: изрядная часть новшеств в LK берёт своё начало из проекта Fedora. На втором же месте неизменно держится Suse, принявшая, после попадания в объятия Novell, ту же модель разработки – расщепление на коммерческую ветку SLE и свободную openSUSE.

А вот в амплуа собственно десктопа Fedora поначалу показала себя не лучшим образом. Первые релизы Fedora Core носили настолько экспериментальный характер, что даже установить или не установить их на вполне стандартное «железо» можно было почти с той же вероятностью, что встретить или не встретить динозавра на улице Москвы. Ну а чтобы система ещё и беспроблемно работала после установки – об этом могли мечтать только те, кому динозавра всё-таки встретить удавалось.

К тому же как пользовательский десктоп Fedora в то время не имела решительно никаких преимуществ перед любыми другими не чисто серверными дистрибутивами. Более того, неукоснительное следование букве американских законов создавало пользователям из других, более разумных в этом отношении, стран немало неудобств.

В общем, на исходе первой половины нулевых годов сложилась вполне благостная картина:

   • сотрудники Red Hat и Novell развивают свои коммерческие продукты, а в свободное от этого время экспериментируют в своих песочницах, при участии сложившихся вокруг них сообществ волонтёров;

   • пользователи Slackware продолжают изучать материальную часть, в силу этого время от времени поставляя кадры пользователей существующих дистрибутивов, а то и разработчиков новых (таких, как Zenwalk);

   • разработчики Debian ведут, правда, шёпотом, разговоры о мировом господстве на всех платформах (в том числе и несуществующих, типа Hurd) и обещают осчастливить мир графическим инсталлятором (и скоро действительно его сделают, но это уже из другого сравнения мужей);

   • Mandriva балансирует между банкротством и получением немыслимых правительственных контрактов (или всё-таки субсидий?);

   • пользователи Gentoo, набравшись опыта, задумываются, а куда бы им переползти, но пока стойко продолжают перекомпилировать систему по будням, отдыхая по праздникам;

   • разнообразные нишевые дистрибутивы и дистрибутивы второго эшелона... да кто же уследит, что происходит в их мирках; разве что некоторым, как Archlinux, удаётся попасть в запас эшелона первого.

В общем, идёт нормальная цивилизованная жизнь, разговоры о Linux'е на каждом десктопе и скором виндовом апокалипсисе ведутся чисто по привычке. И ничто, казалось бы, не в силах нарушить этого благолепия. Пока в него не вторгается второй протагонист (или антагонист?) нашей мелодрамы.

Оглавление книги

Похожие страницы

Генерация: 0.095. Запросов К БД/Cache: 5 / 0
поделиться
Вверх Вниз