Книга: Linux и все, все, все... Статьи и колонки в LinuxFormat, 2006-2013

Марк Шаттлворт в Петербурге

закрыть рекламу

LinuxFormat #82 (август 2006)

Марк Шаттлворт (Mark Shuttleworth) – один из немногих разработчиков Linux, известный за пределами мира Open Source. Во-первых, его знают как удачливого Интернет-предпринимателя, разбогатевшего на гребне волны dot-com'ов. Во-вторых, он стал вторым в истории Земли космическим туристом. И в-третьих, Марк – учредитель ряда фондов помощи слабо развитым странам, организаций создания образовательных программ в странах «Третьего мира» и тому подобных мероприятий.

Однако в мире Open Source Марк известен, разумеется, не этим. Здесь его знают как разработчика Debian – в прошлом, и как организатора разработки семейства дистрибутивов Ubuntu – в настоящем. В этом своем качестве он возглавляет фирму Canonical – именно она осуществляет финансирование разработки всего семейства, обеспечивает распространение дистрибутива и его коммерческую поддержку, а также ведет прочую организационную работу.

Надо сказать, что дистрибутивы семейства Ubuntu (кроме собственно Ubuntu, в его состав входят также Kubuntu, Xubuntu, Nubuntu и Edubuntu) за короткое время снискали себе немалую популярность. В частности, и потому, что бесплатно рассылаются по всему миру, в том числе – даже в нашу страну. В результате чего в России сложилось достаточно большое и весьма активное сообщество пользователей Ubuntu.

Поэтому известие о визите Шаттлворта в Россию (Москву и Петербург), проходившем 15-16 июня, заинтересовало в основном широкие массы узкого круга, связанного с UNIX, Linux и Open Source. Тем более, что в программу посещения обоих городов входила встреча с теми, кто эти круги представляет – московскими пользователями Ubuntu и Linux вообще, и с Петербургской LUG.

Московская встреча состоялась 15 июня в Институте философии РАН и организована была, насколько я знаю, фирмой Altlinux. Однако на ней я не присутствовал, и потому сказать ничего не могу. А вот на питерской – побывать довелось, о чем и рапортую.

Встреча с Петербургской LUG 16 июня была подготовлена фирмой Линуксцентр и учебным центром «Феникс». В зале последнего, расположенном на территории Географического факультета Санкт-Петербургского Университета, она и происходила. Программа мероприятия включала три пункта: выступление Марка, ответы на вопросы участников и – ну конечно же, какая встреча юниксоидов обойдется без пива? – нечто вроде фуршета.

Теоретически для участия во встрече требовалась предварительная регистрация. Однако на практике, к чести организаторов, дело оказалось гораздо проще: насколько я мог наблюдать, вход был свободный, никто ни с какими списками не сверялся, и в итоге в зале оказались все, того пожелавшие.

Надо отметить хорошее техническое обеспечение встречи. Аппаратура «Феникса» позволила выполнить аудио- и звукозапись всей встречи – не только выступления, но и впорсов, в том числе и с места. Именно обработка аудиозапсис (смею надеяться, литературная) легла в основу всего нижеследующего материала – в связи с чем выражаю свою признательность организаторам встречи.

Выступление

Выступление Марка осуществлялось на английском языке – он начал его заявлением, что по русски говорит плохо (хотя, по агентурным данным, делает это совершенно без акцента – да и сказанная по русски вводная фраза это подтверждала). Однако перевод выступления обеспечивал Дмитрий Дмитриев из компании Linux Ink, известный своими работами по русификации Red Hat/Fedora и разработкой русской версии Scientific Linux. Так что суть речи Марка была доступна даже тем, кто, подобно вашему покорному слуге, английский на слух воспринимает с трудом.

Для начала Марк рассказал историю своего приобщения к Linux, ставшую уже в анналах Open Source почти столь же хрестоматийной, как история про принтер Ричарда Столлмена или про терминальную программу Линуса Торвальдса. Один приятель дал Марку кучу дискет с дистрибутивом Slackware и шесть упаковок пива, сказав, что это – все, что нужно для освоения Linux. Правда, существует версия, упаковка была одна – с шестью бутылками. Однако я более склонен доверять переводу Дмитрия. Действительно, говоря по русски, без поллитры с Linux'ом тогда, лет десять назад, разобраться было проблематично. Так что вряд ли Марк в этом процессе обошелся даже шестью исходными упаковками...

Далее последовал рассказ о том, как зародилась идея дистрибутива Ubuntu, и об особенностях процесса его разработки. Здесь Марк подчеркнул, что одной из целей дистрибутива было – достижение гармонии между стабильностью и актуальностью включенного в состав софта. Первая задача достигается долговременной поддержкой стабильных релизов, выходящих через определенные промежутки времени (примерно полугодичные, хотя подготовка текущего релиза несколько затянулась), и на протяжении длительного (трех- или пятигодичного) периода пользующихся поддержкой. Вторая же задача осуществима за счет регулярных промежуточных обновлений, предназначенных для пользователей, желающих работать с самым современным софтом.

Затем в выступлении прозвучала очень интересная мысль. Мы, дистростроители, сказал, Марк, часто забываем, что наша роль меньше, чем роль тех ребят, которые собственно и разрабатывают те пакеты, которые включаются в дистрибутивы. И дистростроитель должны уважать их работу – в том числе и с помощью сообщений об ошибках, извещения о новых возможностях, включаемых в эти продукты майнтайнерами дистрибутивов, и тому подобными способами.

Логическим продолжением этой мысли было высказывание об аналогичных горизонтальных связях с другими дистростроителями. В первую очередь речь зашла, конечно, о взаимоотношениях с разработчиками Debian – материнской. по отношению к Ubuntu, системы. Но не отвергается и сотрудничество с иными майнтайнерами, такими, как команда разработчиков Fedora, с целью обмена модификациями ядра и пакетов.

Однако и тут Марк подчеркнул, что связи, так сказать, вертикальные – с разработчиками крупных программных пакетов, таких, как Gnome, KDE, Apache, MySQL, Postgress, и многие, многие другие – являются более важными. Потому что в конечном счете именно их работа обеспечивает успех или неуспех любого дистрибутива.

В этом контексте прозвучал и ответ на вопрос, который меня интересовал с первого дня знакомства с Ubuntu: почему для титульного дистрибутива семейства, ориентированного, в том числе, и на начинающего пользователя, в качестве пользовательского окружения был выбран Gnome, хотя, казалось бы, KDE справляется с этой ролью как минимум не хуже. Марк объяснил сделанный выбор тем, что в момент создания Ubuntu Gnome был более простой в использовании средой, нежели KDE. Когда же разработчики KDE, оценив концепцию дистрибутива, предложили вариант со своим десктопом, – родился Kubuntu.

Зашла речь, конечно, и о бизнес-модели, призванной сделать разработку дистрибутива коммерчески выгодной. Здесь интересен следующий момент: вместо создания единой централизованной компании фирма Canonocal, обеспечивающая финансирование разработки Ubuntu и обеспечение его поддержки, привлекает к сотрудничеству распределенные фирмы из разных стран – в настоящее время их более 300, – которые и осуществляют регионально-ориентированную поддержку.

Маленькое отступление: как известно, Ubuntu оказался очень продуктивным клоно-породителем. Помимо всего прочего, от него происходит несколько испанских вариантов дистрибутива, ориентированных на использование в провициальной администрации этой страны; создается впечатление, что скоро в Испании каждая провинция будет иметь свой вариант Ubuntu. Тонкий намек: не пойти ли и нашей стране по этому пути? В этом случае востребованной окажутся и услуги фирм, способных оказать квалифицированную поддержку...

Наконец, речь дошла и до схемы разработки открытого софта вообще и дистрибутива Ubuntu в особенности: о механизмах контроля версий и веток исходного кода, о методах совместной работы над документацией и ее переводами на разные языки – например, на санскрит (да, товарищи, в Ubuntu предусмотрена и такая локаль). Что, как было убедительно продемонстрировано, действительно, оказывается нынче ключевым моментом для любого проекта Open Source – как с технологической стороны, так и со стороны, если так можно выразиться, социальной. Впрочем, для открытых исходников эти аспекты оказываются связанными практически неразрывно – и это тоже прозвучало в выступлении Марка.

Действительно, ведь сам принцип разработки открытых исходников базируется на вовлечении в процесс максимально широкого круга лиц, к таковой в принципе способных – и это одна сторона вопроса. Другая же, оборотная, выливается в проблему эффективности контроля над изменениями, которая может обеспечить целостность системы разработки и защиту ее от повреждения некорректно написанными фрагментами кода. То есть, попросту говоря, все сводится к тому, чтобы система была «дуракоустойчивой» – и при этом чтоб никто из разработчиков не ушел обиженным...

Вопросы разработки тесно связаны с вопросами обучения. И в планы Canonical входит создание центров обучения, тестирования и сертификации специалистов, в том числе и в России.

Последняя часть доклада, как и положено, была посвящена планам на будущее, то есть разработке следующего релиза, носящего имя Edgy Eft, выход которого запланирован на ноябрь.

Вопросы и ответы

По окончании выступления последовали многочисленные вопросы, на которые давались весьма обстоятельные ответы. Приведу их здесь, поскольку они по содержанию могут составить предмет весьма развернутого интервью. Так сказать, в коллективном исполнении.

Вопрос: Мы видели очень интересный сервис для переводчиков, но он был весь на английском языке. Почему бы не сделать его мультиязычным? А то получается, что сапожники без сапог.

Ответ: Мы решили, что сам интерфейс не нужно переводить. Потому что очень часто подключаются Но некоторые части этой технологии имеет смысл локализовать. Например, это связано с обращениями по поддержке.

Вопрос: Многие компании сейчас завоевывают мир простыми средствами разработки. На сегодняшний день под Linux нет простых средств разработки. Каково Ваше видение простых интерфейсов разработчика?

Ответ: Разработчики Linux пошли довольно трудной дорогой – заново изобрести велосипед. То есть установить новые правила разработки, правила открытого и свободного программного обеспечения. Мы, конечно, не можем рассчитывать на поддержку и помощь со стороны тех людей, которых привлекают легкие правила. Если Вы хотите добиться изменения ситуации, Вы должны убедить сообщество, что такие вещи, как хорошая документация, красивый дизайн, простота использования – это важные и нужные вещи. Я не думаю, что многое из того, что используется сейчас в мире коммерческой разработки программного обеспечения будет портировано под Linux. В первую очередь мы увидим перенос серверных приложений и баз данных, таких, как Oracle, потому что на них есть реальный спрос. Десктопные же приложения, например, Photoshop, имеют под Linux свои аналоги, например, Gimp, и необходимости в их переносе нет. В любом случае, не следует думать, что кто-то это сделает за Вас.

Вопрос: я читал блог разработчика ядра Red Hat, который сказал, что у них очень много жалоб на то, что это работает в Ubuntu, но не работает в Fedora. Он сравнил ядра этих дистрибутивов, чтобы посмотреть на различия, и обнаружил в ядре Ubuntu много мелких дополнений, которые не были включены в главную ветку разработки ядра.

Ответ: ядро Ubuntu публикуется на сайте kernel.org, так что для разработчиков ядра очень легко переносить из него все дополнения в главную ветку. Как правило, эти исправления переходят из версии в версию, но не всегда добираются до новых версий. Бывают, конечно, и случаи, что разработчик торопится и просто забывает переслать свои исправления в главную ветку.

Вопрос: Можете ли Вы что-нибудь сказать относительно планов портирования Ubuntu на платформу Sparc?

Ответ: Долгое время существовало сообщество разработчиков вокруг портирования Linux на платформу Sparc, но оно не имело официальной поддержки. Однако многие пользователи хотели иметь Linux для Sparc. Так что мы сначала работали с этим сообществом, потом вышли на разработчиков собственно платформы. И теперь мы надеемся в скором времени включить в список поддерживаемых платформ Ubuntu.

Вопрос: В настоящее время многие крупные компании, в первую очередь Microsoft, стараются завоевывать умы молодежи своими проектами по образованию, стажировке, трудоустройству. Если у Canonical что-нибудь подобное или будет ли?

Ответ: Мне кажется, что такими вещами занимаются сообщества пользователей Linux вообще. Мы тоже считаем, что очень важно устанавливать контакты с пользователями. Но для меня самое главное, чтобы контакты происходили с людьми, которые что-то понимают в этом (смех в зале). Я думаю, что люди, сидящие в этом зале, имеют гораздо большее влияние на развитие IT, чем просто некая масса пользователей. Мы отдаем себе отчет, что начинаем с очень маленького сообщества, но это – очень образованные люди и очень эффективные.

Вопрос: Планируете ли Вы включать в релизы Ubuntu программное обеспечение, которое сделает его Enterprise Ready?

Ответ: В текущие релизы включаются программы, которые люди используют в первую очередь – почта, Интернет, связка Linux с Apache и базами данных. В частности, программа установки Ubuntu предусматривает инсталляцию готового Интернет-сервера. Тяжелые сервера приложений будут включаться в дистрибутив только в том случае, если это будет востребовано сообществом. Сообщество пока не нуждается в серверах приложений (гомерический смех в зале).

Вопрос: Не являясь разработчиком, я выбрал Ubuntu в качестве десктопа. Может быть, мой выбор неправилен, и надо было выбрать Xandros или Linspire? (смех в зале)

Ответ: Попробуйте их все – и решите, какой лучше подходит (гомерический смех в зале, переходящий в овацию).

Следует учитывать, что такие дистрибутивы, как Xandros, Linspire или, например, MEPIS включают в себя много коммерческого софта, не распространяемого свободно. Ubuntu же включает только свободный софт и при этом работает из коробки на новом «железе». Кроме того, у Ubuntu очень большое сообщество разработчиков, благодаря чему ошибки исправляются быстро.

Вопрос: В последней версии 6.06 есть прекрасная поддержка свежего «железа». Однако постоянно выходят новые устройства, видеокарты и так далее. В то же время для Ubuntu заявлена поддержка на пять года для десктопа и пять лет для сервера. Будет ли при этом обновляться ядро для включения поддержки новых устройств?

Ответ: Работа над текущим ядром будет продолжаться, и драйверы устройств из новых ядер будут по возможности портироваться в текущее ядро. Однако понятно, что в какой-то момент обратное портирование драйверов на ядро пятилетней давности окажется невозможной. И поэтому через какое-то время мы выпустим очередной релиз. И поэтому у человека будет всегда выбор – обновлять существующую версию или перейти на новую.

Вопрос: Есть ли у Вас планы по убеждению вендоров аппаратуры открывать код дайверов своих устройств. И что Вы предпочитаете – помогать вендорам писать драйвера под Linux или создавать собственные?

Ответ: Наша позиция в том, что мы сможем лучше поддерживать продукты, если будет и поддержка со стороны производителя. Как правило, вендоры будут заинтересованы в открытии своих спецификаций, если они уверены в важности для них этого рынка. Например, я и мои друзья предпочитаем продукцию Intel, потому что это открытая архитектура, для нее быстро появляются драйверы.

Вопрос: Как Вы оцениваете взаимоотношения между разработчиками GPL-программ и разработчиками закрытого софта? И есть ли какие-нибудь соображения по поводу BSD-лицензии, которая накладывает гораздо меньше ограничений в этом отношении?

Ответ: Если это Ваш проект, Вы можете использовать модель двойного лицензирования, выпустив две версии – одну под GPL, другую под коммерческой лицензией.

GPL более свободна, так как она защищает свободу софта, предоставляя его закрытие. Поэтому она предпочтительна для больших проектов

Если же Вы – разработчик небольшой программы и хотите наиболее широкого распространения своего кода, то BSD-лицензия может оказаться предпочтительней.

Вопрос: Я поставил Ubuntu только для того, чтобы отказаться от ворованного программного обеспечения. Как мне объяснить это моим друзьям? (смех и аплодисменты)

Ответ: Я не думаю, что нужно убеждать пользователей Windows перейти на Linux, но я ищу те самые моменты, которые покажут преимущества свободного софта.

Вопрос: Планируются ли добавления в Launchpad специально для переводчиков?

Ответ: Совершенствуются средства совместной работы переводчиков, и средства обсуждения новостей из переводов, в частности, нечто вроде «заметок на полях».

Вопрос: Полетели бы Вы в космос на корабле, все бортовые компьютеры которого работают под Ubuntu?

Ответ: Нет (смех и бурные аплодисменты).

Знаете, какая система работает на Союзе? Восьмибитный компьютер 70-х годов, с программами непосредственно в машинных кодах, с прямым программированием памяти, в котором нечему ломаться (бурные аплодисменты).

Интервью

В качестве завершающего штриха встречи планировалось, что Марк даст расширенное интервью для журнала LinuxFormat. Однако на большинство мыслимых вопросов ответы были получены или из выступления, или в ходе последующего обсуждения, и заставлять Марка повторять это в очередной раз было бы антигуманно. И потому все интервью свелось к обсуждению двух вопросов, показавшимся, во-первых, наиболее важными, а во-вторых, не прозвучавшим в основной части. В качестве интервьюера выступал ваш покорный слуга (хотя в итоге получилось совсем не интервью), роль переводчика исполнял Павел Фролов – генеральный директор компании Linuxcenter.

Сначала я поинтересовался мнением Марка на счет того, с какого конца следует подходить к пропаганде Open Source – снизу, со стороны ли пользователей-индивидуалов, в том числе домашних, или же сверху, от корпоративных потребителей IT. Иными словами, куда Linux придет раньше и с большим успехом, в дома, или в офисы? Ответ был достаточно дипломатичным – что не следует пренебрегать ни теми, ни другими; но в свете отмеченной ранее, во время ответов на вопросы, ориентации на «квалифицированное меньшинство», у меня сложилось впечатление, что Марк отдает предпочтение решениям корпоративным.

Второй же вопрос касался финансовой стороны открытых проектов: должны ли они стремиться к коммерческой самоокупаемости и прибыльности, или, подобно науке, образованию, искусству, в той или иной форме дотироваться обществом? На что Марк неожиданно ответил вопросом: – А Вы как думаете?

Будучи, некоторым образом, представителем науки, я, разумеется, ответил, что финансирование разработок Open Source должно осуществляться по тем же моделям, что и финансирование фундаментальной науки – то есть дотационными. На что Марк сказал: предположим, Вы написали программу чисто научного назначения. И Вам присылают к ней патч, никакого отношения к науке не имеющий, но делающей эту программу пригодной для коммерческого использования. Включите Вы его в свою программу, или нет?

Вопрос поставил меня несколько в тупик. Чуть подумав, я ответил – почему бы и нет? Ведь в сущности, наука для того и существует, чтобы ее результаты использовались. В том числе и в интересах бизнеса. Важно только, чтобы наука сама не становилась при этом бизнесом. На чем примерно и был достигнут консенсус.

Вот такое странное интервью получилось...

В заключение отмечу, что встреча прошла, как говорится, в тёплой и дружественной, я бы сказал – неформальной, обстановке. Не обошлась она без «раздачи слонов» – наклеек Ubuntu и последнего номера журнала Linuxformat. А лично меня она навела на некоторые мысли, которыми я надеюсь поделиться с читателями в самое ближайшее время.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.989. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
поделиться
Вверх Вниз